Новосибирское региональное отделение

Шестичасовой рабочий день как лозунг борьбы рабочего класса

В настоящее время многим нашим современникам знаком призыв Рабочей партии России к борьбе за шестичасовой рабочий день. На первый взгляд, этот лозунг сегодня кому-то кажется довольно странным и не совсем актуальным; многие рабочие довольно прохладно и порой скептически к нему относятся, не забывая, правда, при этом посетовать на то, что сейчас фактически почти ни у кого восьмичасового рабочего дня не осталось. В реальной жизни регулярно и повсеместно применяются добровольно-принудительные переработки под разными предлогами, в большинстве своём, толком не оплачиваемые, хотя всё это – звенья одной цепи. Если рабочий класс до недавнего времени не боролся, отстаивая право на шестичасовой рабочий день, то наш классовый противник, в лице «работодателя», наоборот, всё время упорно и настойчиво ведёт борьбу за удлинение рабочего дня до десяти или даже двенадцати часов, ужесточая эксплуатацию трудящихся, результаты этого почти каждый из рабочих ощутил на себе, и противостоять этому можно только ответным противодействием-борьбой за шестичасовой рабочий день.

Именно поэтому хотелось бы рассмотреть этот вопрос с истоков, с экономических основ эксплуатации рабочего класса, что, по сути своей, является процессом покупки капиталистом особого товара – рабочей силы, которую продаёт ему рабочий, причём количество этого товара измеряется в единицах времени, то есть в рабочих днях.

“Капиталист купил рабочую силу по её дневной стоимости. Ему принадлежит её потребительная стоимость в течение одного рабочего дня. Он приобрёл, таким образом, право заставить рабочего работать на него в продолжение одного рабочего дня. Но что такое рабочий день? Во всяком случае, это нечто меньшее, чем естественный день жизни. На сколько? У капиталиста свой собственный взгляд на эту ultima Thule *, на необходимую границу рабочего дня. Его душа — душа капитала. Но у капитала одно-единственное жизненное стремление — стремление возрастать, создавать прибавочную стоимость, впитывать своей постоянной частью, средствами производства, возможно бо́льшую массу прибавочного труда. Капитал — это мёртвый труд, который, как вампир, оживает лишь тогда, когда всасывает живой труд и живёт тем полнее, чем больше живого труда он поглощает. Время, в продолжение которого рабочий работает, есть то время, в продолжение которого капиталист потребляет купленную им рабочую силу” [К.Маркс”Капитал”Т.1, гл.8].

Интерес капиталиста в данном случае – это стремление покупателя рабочей силы получить больше труда рабочего за одну и ту же цену, а по мере возможности и подешевле; интерес же рабочего, как продавца, противоположен: как можно меньше отдать своей умственной и физической энергии, зачастую непосредственно и здоровья (особенно, если производство вредное), и в результате минимизировать затраты времени своей личной жизни от продажи рабочей силы. Несомненно, это время можно было бы использовать для собственного умственного, физического и т. д. развития, не говоря уже о том, что даже для элементарного, банального ежедневного восстановления способности к труду нужны время и условия.

К сожалению, во многом трудящиеся не осознают, а некоторые и смирились с таким положением дел, что выгодно эксплуататорам, которые всячески дезориентируют рабочий класс в этом вопросе, даже в рамках формулировок, называя себя «работодателями», хотя из сказанного выше ясно видно, что они такие покупатели рабочей силы, которые ухитрились путём классовой борьбы навязать продавцам свои условия продажи и использования товара рабочая сила, начиная от своей цены за товар, заканчивая увеличением продолжительности рабочего дня.

Однако так было далеко не всегда, в начале двадцатого века в результате упорнейшей классовой борьбы рабочий класс России сумел добиться восьмичасового рабочего дня, причём явочным порядком, ещё до того, как произошла Октябрьская революция, и даже во многом сама организация революционной борьбы рабочего класса за установление своей власти стала возможна благодаря сокращению рабочего дня.

Сегодня, наверное, многие возразят, что рабочему классу не обязательно бороться за уменьшение продолжительности рабочего дня, это слишком сложно и проблематично в нынешних условиях, можно же просто добиваться увеличения реального уровня зарплат, улучшения условий труда и пр., но это далеко не одно и то же. Да, эти требования, безусловно, важны и, конечно, имеют место быть, но если выдвигать их изолированно от призыва за сокращение рабочего дня, то они сводятся к однобокой экономической составляющей классовой борьбы, которая в целом не так страшна для капитала, потому что она наряду с полезным опытом организации борьбы рабочего класса, зачастую параллельно культивирует оппортунизм и отказ от дальнейшей политической классовой борьбы ввиду отсутствия улучшения условий и возможностей для просвещения и полноценного осознания рабочим классом не только насущных, но и коренных своих интересов.

Именно поэтому важны призыв и реальная борьба за сокращение рабочего дня, потому что они являются связующим звеном экономической и политической борьбы рабочего класса, так как несут в себе не только внешнее реальное улучшение положения рабочих, но и по сути своей способствуют созданию условий для осознания классом своих коренных интересов и борьбы за эти интересы. Сокращение рабочего дня позволит использовать освободившееся время для обучения и самоорганизации, для дальнейшей и всё более широкой организации профсоюзной и забастовочной борьбы, для соединения научного марксистского знания с рабочего классом и как следствие – расширения непосредственного участия рабочих в развитии своего авангарда – партии рабочего класса, а также воссоздания советов как организационной формы диктатуры пролетариата.

Петр Крутилин, член Рабочей партии России

Рубрики картой
Рубрики новостей