Новосибирское региональное отделение

Призыв в Рабочую
партию России
Товарищи! Для того, чтобы осуществлять дело освобождения производительного труда от эксплуатации и делать это – на научной основе, то есть, на основе марксизма-ленинизма, вступайте в Рабочую партию России! Интернет-обучение в Красном Университете, раздача газет на проходных заводов и уплата взносов (2% от доходов), – будут началом вашей деятельности в Партии.

 


Из устава Рабочей партии России: «Решения руководящих органов считаются принятыми, если рабочие составили большинство голосовавших».

 

Как вступить в Рабочую партию России Программа
Рабочей партии России
Устав
Рабочей партии России

 

Записаться в Красный Университет

Об очередном самостреле «Политштурма»


Оппортунистический журнальчик под названием «Политштурм» вновь принялся писать про Рабочую партию России. На этот раз по профсоюзной теме. Ну, и, как всегда, получился очередной самострел, в котором автор показал себя классическим оппортунистом, фразёром, болтуном и верным наследником иудушки Троцкого.

Настоящая профсоюзная работа сегодня, в период малой активности рабочего движения, в период торжества реакции требует: мужества, смелости, упорства и терпения. Профсоюзных борцов, верных рабочему классу, считанные единицы. Одним из таких смелых людей является товарищ Бобинов Г.В. Его неосвобождённая профсоюзная деятельность совмещается работой врача скорой помощи. И это очень непросто. Сама специфика профессии Бобинова Г.В. связана с риском и спасением жизни людей. Поэтому хамские и необоснованные нападки фразёра из желтого оппортунистического журнальчика в его адрес я отмечаю особо, но и остальное весьма показательно. Вообще пасквили фразёров Политштурма, написанные в стиле сусловских догматиков, являются наглядным примером оппортунизма и ревизионизма, которые не раз приходилось громить нашим товарищам по партии.

Вот как начинает своё повествование один из болтунов этого журнальчика: «В умах поповцев коллективный договор – это предел мечтаний, заветная бумажка, меняющая жизнь трудящихся волшебным образом. Туда можно вписать всё, чего пожелает душа рабочего – и всё это будет конечно же исполнено работодателем без вопросов». В умах пособников фашизма и охранителей всего буржуазного из «Политштурма», коллективный договор, безусловно, должен остаться фантазией для рабочих, потому что экономическая борьба приобретает организованные формы, учит пролетариат вырабатывать свои требования, участвовать и подходить творчески к улучшению своей жизни и условий труда. Коллективный договор вносит в рабочее движение и в трудовые коллективы сознательность и организованность. Обсуждение его пунктов и требований в коллективах даёт рабочим понимание своих коренных интересов, учит их не ограничиваться мелкими и узкими требованиями отдельно взятого предприятия. О чем же говорят наши критики? Они говорят рабочим: «мечтайте и фантазируйте, такого не будет». На что похожа такая позиция? Это – позиция лакеев работодателя, позиция топ-менеджеров и замдиректоров. Я думаю, читающая публика, которая мало-мальски имела хоть какие-нибудь трудовые отношения, узнала в этой «уничтожающей» фразе позицию своего начальника отдела кадров.

А вот в жизни, а не в умах горе-критиков коллективный договор – это вполне действующая и успешная практика рабочего и профсоюзного движения. Прогрессивные договоры, в современной России, были заключены самыми передовыми профсоюзами: докеров, авиадиспетчеров, бывшего завода «Форд» во Всеволожске. Опыт настоящих борцов показывает, что нужно идти именно этим путём, а не следовать советам анонимных «защитников» пролетариата.

Напомним нашим «критикам», что в России первый коллективный договор был заключен на бакинских нефтепромыслах в декабре 1904 года, который был подписан и вступил в силу, благодаря одному известному большевику.

«До декабрьского договора мы работали в среднем 11 часов в день, — после же договора установили 9 часов работы, постепенно вводя для рабочих по добыче восьмичасовой рабочий день…

…Из «амшары» и «вьючного животного» мы сразу превратились в людей, борющихся за лучшую жизнь!

Вот что нам дали декабрьская забастовка и декабрьский договор»!1

Надо полагать, следуя логике лакеев буржуазии, что для бакинских рабочих и Сталина коллективный договор тоже был пределом мечтаний. Нобелям так не хватало советчиков «Политштурма», благодаря которым бакинские рабочие так и остались бы «вьючными животными».

Далее наш анонимный «критик» занимается типичным мошенническим подлогом.

«…сбор подписей под проектом «хорошего» колдоговора – обсуждение с администрацией – некоторый нажим со стороны рабочих,– и, вуаля, дело в шляпе».

Интересно, пробовал ли этот фразёр обратиться к работам самого профессора Попова и прочитать, что же он на самом деле пишет по этому вопросу? А ведь за последние время вышло несколько работ на тему профсоюзной борьбы. Давайте все-таки обратимся к книге «Классовая борьба» и посмотрим: «Хороший коллективный договор, как показывает практика наших наиболее боевых трудовых коллективов, без забастовки заключить невозможно, потому что никто на улучшение положения, которое требует значительных затрат и перекладывания из прибыли обратно в заработную плату того, что уже из зарплаты изъяли и заложили в прибыль, никто это просто так, без серьёзного воздействия на работодателя, делать не будет. Поэтому хороший Коллективный договор может быть заключён только по итогам забастовки».2

Я думаю, ложь и подтасовка со стороны Политштурма, очевидны. Профессор говорит о том, что коллективный договор может быть заключен только по итогам забастовки и других коллективных действий. Ни о каком «некотором нажиме» и ограничении на «сборе подписей» речи не идёт.

Организованная и сознательная забастовочная борьба на предприятиях создаёт главное условие для организации рабочим классом своих органов власти ‒ Советов. Давайте посмотрим, к какому выводу пришёл наш фразёр по этому вопросу: «В дальнейшем, объединённые на базе борьбы за колдоговор рабочие создают советы и упраздняют капитализм».

Забыл добавить «всего лишь» словосочетание «забастовочной борьбы», но это мелочь для нашего «революционера». Ведь для него – «всё просто».

А теперь обратимся к Попову М.В. и посмотрим, о чём же он пишет, когда касается Советов:

«И вот здесь на этом месте, на этом вопросе видна связь между экономической борьбой и борьбой политической. Без экономической борьбы невозможно создать Советы, невозможно создать забастовочные комитеты, по представительству от которых создаются Советы, а, следовательно, без неё нельзя и успешно провести политическую борьбу».3

И действительно, ведь только организованная забастовочная борьба за интересы, объединяющие миллионы рабочих, способны перевести экономическую борьбу в политическую. Поэтому каждому сознательному коммунисту уже сейчас необходимо проводить работу по соединению рабочего движения с научным социализмом и разъяснению рабочим их коренных классовых интересов, таких как: борьба за доведение зарплаты как минимум до стоимости рабочей силы и борьба за 6-часовой рабочий день.

Между тем, наш фразёр в своих рассуждениях уже выходит за рамки начальника отдела кадров, теперь он выступает, как начальник и по совместительству член партии «Единая Россия». Вот каким вопросом задается этот гражданин: «Каким образом в условиях буржуазной диктатуры могут функционировать советы (фактически, параллельные органы власти, запрещённые любой конституцией любого буржуазного государства) – это вопрос конечно бестолковый. Уж как-нибудь будут функционировать».

Надо отдать должное автору, что он признается в своей бестолковости. В последнее время члены буржуазных партий демонстрируют её довольно-таки часто: то пенсионную реформу проталкивают, иной раз про «макарошки» выскажутся. Пришёл черед высказаться о Советах. Но если бы наш доморощенный критик обратился к книге Попова, то возможно немного бы вышел за рамки своей ущербной ограниченности.

«А что такое Советы? Советы родились в Иваново-Вознесенске в 1905 году. И родились они благодаря творчеству самих рабочих, которые поняли, что надо создавать свои органы для выражения своих интересов, а не думать, что их выразят буржуазия или люди, далёкие от рабочего класса.

Поэтому стачечные комитеты, действовавшие во время забастовок в Иваново-Вознесенске, решили объединиться в единое целое, то есть направить своих представителей от каждого стачечного комитета в единый городской Совет. Этот городской Совет, по существу, и стал органом власти, поскольку он мог блокировать любую деятельность, которая была направлена против рабочих и против населения Иваново-Вознесенска. В то же время, если кто-то хотел что-то сделать во время забастовки, он должен был обратиться в этот Совет, поскольку тогда Совет мог принять решение и напечатать то или иное воззвание или осуществить другую просьбу, в том числе и представителей буржуазии, но с согласия этого самого Совета.

И вот если люди понимают, что Совет создаётся из стачечных комитетов, и что это не просто люди, которых избрали и они никакой силы не имеют, никакого влияния не имеют, а просто собрали своих представителей и это будет якобы Совет — нет, это неправильное понимание Советов. Сила Советов была в том, что они были, по существу, органами стачечной борьбы».4

Профессор неоднократно в своих выступлениях и публикациях говорил о том, что только организованная забастовочная борьба способна привести к образованию Советов. Но нашему «критику» в школе вопросы про Советы не задавали, поэтому он предпочел пропустить изучение элементарных фактов отечественной истории, но обязательно высказался по этому вопросу.

Далее анонимный «борец за права рабочих» делает сенсационное открытие: «Между тем, коллективный договор между работодателем и работниками есть не более чем правовой акт, элемент буржуазного права, регулирующий трудовые отношения».

Надо же! Хотелось бы спросить: кто-то утверждал иначе?

«Коллективный договор – локальный нормативно-правовой акт, регулирующий социально-трудовые взаимоотношения между работодателем и работниками. Он состоит из двух частей: основного текста и приложений, которые являются неотъемлемой частью договора, имеют такую же силу, как и основная часть. Каждое приложение подписано и заверено печатью. Причина такой структуры – конструктивная поэтапная борьба между работниками и работодателями».5

Нас ждет еще много новых «открытий», например, «расстановка сил». Хотелось бы отметить фразёру, что расстановка сил в современной России ни для кого не секрет. Она такова: рабочий класс слабо организован, а меньшинство общества, в лице буржуазии, ‒ организовано хорошо и имеет своё государство.

По ходу своего невероятного расследования наш «разоблачитель» сам приходит к выводу, что борьба требует организованности, только его выводы противоречат тому, что он писал выше. Как говорится: унтер-офицерская вдова сама себя высекла. «Если ему противостоит сплочённый, сознательный, закалённый в борьбе коллектив трудящихся, готовых защитить свои классовые интересы и знающих как это сделать, работодатель согласится на любой, даже самый невыгодный для него коллективный договор».

Но как сама борьба будет организовываться, фразёр не сообщает, зато принимается фантазировать о «теории малых дел», в лучших традициях классического оппортунизма. Борьба за заключение коллективного договора, в противовес малым делам, требует организованности и наличия таких требований, которые поддержит коллектив. Такая борьба требует передовых знаний практики и теории научного социализма, но это нашему болтуну не интересно.

Далее наш критический критик «открывает» для себя формы экономической борьбы, чем в очередной раз расписывается в собственном оппортунизме, делая выбор в сторону т.н. «низшей формы экономической борьбы». Как иначе называются высшая и низшая формы экономической борьбы? Мы знаем три формы одной классовой борьбы – экономическую, политическую и идеологическую. Вот первую форму классовой борьбы называют – экономической. Сама же она различается на: организованную борьбу, опирающуюся на современный и прошлый опыт мирового рабочего движения и научный социализм (высшую); и стихийную неорганизованную борьбу, выдвигающую узкие локальные требования, без опоры на теорию, и поэтому обреченную на поражение (низшую). Наш болтливый оппортунист призывает рабочих ограничиться стихийными, локальными требованиями, – ограничиться низшей формой экономической борьбы, т.е. призывает к заведомо проигрышной позиции – экономизму.

Российский комитет рабочих не раз постановлял, что трудовые коллективы должны выдвигать требование – увеличение заработной платы как минимум до стоимости рабочей силы.

Это требование, на практике, поддержала Федерация Профсоюзов России, возглавляемая Федеральным профсоюзом авиадиспетчеров.6 Более того, расчет стоимости рабочей силы применялся профсоюзом докеров на переговорах с работодателем. Понятие рабочей силы – это понятие марксисткой политэкономии, которое раскрывается в первом томе Капитала. Вот что об этом писал Маркс: «Под рабочей силой, или способностью к труду, мы понимаем совокупность физических и духовных способностей, которыми обладает организм, живая личность человека, и которые пускаются им в ход всякий раз, когда он производит какие-либо потребительные стоимости».7

Это требование – есть требование всего рабочего класса, общее для миллионов трудящихся, которое в перспективе станет политическим. В противовес этому «доблестный штурмовик» предлагает ограничиться узкими требованиями отдельно взятого предприятия, отдельного взятого профсоюза. Теория малых дел, которую нам пропихивает Политштурм – это старейшая форма оппортунизма, которая известна ещё с 19 века. Далее анонимный «революционер» сетует на то, что РПР якобы толкает неподготовленных рабочих на амбразуру работодателя. Вот как он это формулирует: «Им кажется, что можно сразу же выскакивать на ринг – авось, чего-нибудь да выйдет. Обычно выходит так, что, получив пару-тройку десятков раз по морде, такие боксёры-авантюристы надолго забывают про кулачные баталии».

Очередная ложь и подтасовка. Давайте снова обратимся к профессору Попову и посмотрим так ли это на самом деле?

«По закону о профсоюзах, чтобы образовать профсоюз, нужно всего три человека. Иванов, Петров и Сидоров собрались и объявили, что создали профсоюз «Зелёное солнце». Написали устав этого профсоюза, и могут действовать без регистрации, ничего больше не надо. Более того, вы совсем не обязаны бежать информировать своего хозяина о том, что создали профсоюз. Вы создали профсоюз, тогда и действуйте на законных основаниях без лишнего шума, в том смысле, что для государства вы законны, но государство не требует от вас регистрации, не требует, чтобы вы представляли кому-то там свои данные, свои адреса, свои телефоны, свои паспорта. А вы? А вы сразу бежите, я очень много знаю таких людей, и сообщаете работодателю: “Мы создали профсоюз, дайте нам помещение”. Вам зачем помещение для трёх человек? Или “мы хотим, чтобы члены профсоюза написали вам бумажки, и чтобы профсоюзные взносы членов профсоюза вы перечисляли на счёт профсоюзной организации”. Тем самым вы неосмотрительно сообщаете работодателю состав своей еще слабой организации».8

Очевидно, что ни о каком бое раньше времени речь не идёт, а говорится о том, что вначале, пока организация малочисленна, сообщать работодателю о ней не стоит.

Наш фразёр на этом не останавливается и идёт дальше: «Необходимость предварительной практики по созданию твёрдого ядра будущего профсоюза, успешной борьбы в обороне, практики маленьких побед,(sic!) за счёт которых достигается сплочение коллектива, увеличивается влияние, растёт сознательность самих трудящихся и уверенность в собственных силах, по-видимому, отрицается этими учителями рабочего класса».

Что он нам заявляет? – ничего не делайте, коллективный договор не нужен, бороться за увеличение зарплаты не нужно, занимайтесь билетиками в театр, подарками на Новый год, ограничьтесь малыми победами. Да, вы, сударь нам ничего нового не сказали. У нас гигантская ФНПР во главе со Шмаковым и Исаевым, следует вашим советам. Напомним, что эти граждане тесно связаны с партией «Единая Россия», а Исаев состоит в ней и продвигал пенсионную реформу. Воистину, возлюбивший себя болтун является достойным сыном этой партии.

Дальше – больше. Мошенник продолжает свои подтасовки. Вот что он пишет: «По мнению поповцев, подписи 50% коллектива под проектом коллективного договора (т.е. пассивное согласие) – это и есть та самая “поддержка”, которая запугает работодателя, заставит его идти на попятную, принять все условия трудящихся. Именно такую идиллическую картину вырисовывают “профсоюзные организаторы” из РПР».

Интересно, этот фразёр открывал хоть раз Трудовой кодекс и смотрел, что там написано? Или он призывает рабочих, вообще не изучать право – ведь оно все равно буржуазное, ограничимся «малыми победами» и без кодекса.

Давайте в очередной раз обратимся к самому Попову М.В и посмотрим, о чем на самом деле идёт речь: «если в профсоюзе более 50% коллектива, он может выступить от имени всех работников без проведения собраний или конференции работников». Это положение не секрет даже для рядового председателя первичной организации ФНПР. Об этом говорит ТК РФ – это банальная констатация факта и не является мнением «поповцев».

Далее критик продолжает своё «блистательное разоблачение»: «Очевидно (прим.: оппортунистам всегда всё «очевидно»), что всеобщее “доведение цены рабочей силы до её стоимости” в том виде, в каком это представляют поповцы, при монополистическом капитализме просто экономически невозможно. Об этом “профсоюзные организаторы” из РПР не говорят ни слова. Наоборот, они распространяют призывы о необходимости борьбы за эту иллюзорную цель, совращая рабочий класс баснословными суммами в сотни тысяч рублей (минимум), которые может и должен получать каждый трудящийся».

Здесь наш болтун уже окончательно и бесповоротно встал на сторону работодателя. Так за кошелек капиталистов не беспокоятся даже в Единой России. Очевидно ли нашему фразёру, что вся неоплаченная зарплата уходит в прибавочную стоимость? Нет не очевидно!

Местные капиталисты выводят прибавочную стоимость в офшоры, покупают американские долговые обязательства, спекулируют на международной валютной бирже, а также часть неоплаченных денег уходит в криминал. Проще говоря, капиталисты выводят заработанные трудом рабочих деньги в финансовую систему империалистических хищников, производят необоснованные траты на предметы роскоши и использует деньги в коррупционных целях.9 Если рабочий класс начнет выбивать себе зарплату до уровня и выше стоимости рабочей силы, то деньги потеряют не только местные капиталисты, но и американский финансовый капитал. А наши оппортунисты из Политштурма не раз проявляли себя верными лакеями американских империалистов (вспомнить хотя бы их нападки на критику американского фашизма во внешней политике). Вот откуда идёт такой накал и ненависть к прогрессивным требованиям. Ну, а что касается заявлений из разряда «при монополистическом капитализме это экономически невозможно», – хотелось бы ответить нашему фразеру: при нём как раз возможно. Даже более того, такие успехи уже существует на практике. Давайте посмотрим, что в своем интервью об этом говорит председатель одного из самых сильнейших и боевых профсоюзов современной России С.А. Ковалёв: «Кроме того, что сегодня пенсионеры (прим. здесь пенсионеры – авиадиспетчеры, члены профсоюза) при выходе на пенсию 6 месячных заработков получают, мы предлагаем увеличить ещё на 6 заработков, т.е. 12 месячных заработков получить. При заработной плате в 200 тысяч 2,5 миллиона можно получить, это уже хороший подарок».10 Как видим, заработная плата авиадиспетчеров составляет 200 тысяч рублей в месяц уже сейчас и не является мифической. Но так ли просто это им досталось? Нет – этого они добились упорной многолетней борьбой, забастовками и коллективными действиями. Солидарность и борьба за общие цели помогли авиадиспетчерам добиться такого результата. Вот что говорит С.А. Ковалев об этом: «Есть бонусы в виде более-менее достойной заработной платы, которую мы добились благодаря переговорам при заключении коллективных договоров. Для этого приходилось проводить забастовки. Причём эти забастовки были настолько регулярными в период до 2010 года, что все спрашивали, когда следующая забастовка»?11

Ну и напоследок, наш болтун делает контрольный выстрел себе в голову. Вот как он это виртуозно исполняет: «В-третьих, поповцы, пытаясь привлечь трудящихся метафизической схемой “стоимости товара рабочая сила”(sic!), вводят пролетариат в заблуждение надеждами на возможность “выбить” с работодателя зарплату фактически абсолютно любого масштаба».

Надо же такое сказать. Вы только посмотрите, какой накал разоблачений «метафизической схемы о стоимости рабочей силы». Давайте-ка, в таком случае, обратимся к одному знаменитому «метафизику», автору одной «метафизической» книги: «Стоимость рабочей силы, как и всякого другого товара, определяется рабочим временем, необходимым для производства, а, следовательно, и воспроизводства этого специфического предмета торговли. Поскольку рабочая сила — стоимость, в ней самой представлено лишь определенное количество овеществленного общественного среднего труда. Рабочая сила существует только как способность живого индивидуума.

…Часть жизненных средств, например, продукты питания, топливо и т. д., потребляется ежедневно и потому ежедневно же должна возмещаться. Другие жизненные средства, как платье, мебель и т. д., потребляются в течение более или менее продолжительных промежутков времени, а потому и подлежат возмещению лишь по истечении более продолжительного времени. Одни товары покупаются или оплачиваются ежедневно, другие еженедельно, раз в четверть года и т. д.

Но как бы ни распределялась сумма этих расходов в течение, например, года, она должна быть покрыта из средних, поступающих изо дня в день доходов. Если масса товаров, ежедневно необходимая для производства рабочей силы, = А, масса товаров, требуемых еженедельно, = В, требуемых каждую четверть года, = С и т. д., то ежедневное среднее количество этих товаров = 365А+52В + 4С + и т.д.».12

Как видим, стоимость рабочей силы впервые была выведена Марксом, а не какими-то мифическими «метафизиками». Рабочая сила – это уникальный товар, который способен производить стоимость большую, чем она сама стоит. Отсюда вытекает закон прибавочной стоимости, которую извлекают капиталисты.

Стоит ли удивляться тому, что наш болтун целился в профессора, а попал в себя? Я думаю – не стоит, просто наш фразёр не усвоил диалектики «Капитала» и взялся обвинять в метафизике Маркса, не иначе.

Какой вывод следует из всего выше сказанного?

Верить, товарищи, никому нельзя. Ленин говорил так: кто в политике и экономике верит на слово, тот круглый дурак. В другом месте он говорил, что за любыми фразами и заявлениями надо видеть интересы тех или иных классов.

А где наиболее видны различия классовых интересов? Они видны на фабриках и заводах, между трудовыми коллективами и капиталистической администрацией предприятий. Здесь всё как на ладони. Потому что основа капиталистической экономики – товарные отношения. И борьба за заработную плату, которую ведут профсоюзы, очень хорошо показывает, что рабочая сила ‒ это товар, сама зарплата ‒ это её цена. Капиталисты ‒ покупатели, им выгодно купить подешевле. Рабочие ‒ продавцы, им выгодно продать подороже. Вот и выходит, что надо смотреть на то, кто в действительности борется за рабочих на практике, опираясь на их коренные интересы, – а кто просто болтает, прикрываясь марксистскими фразами и словечками.

Что мы видим? С одной стороны Рабочая партия России выступает:

за сокращение рабочего дня до 6 часов, при 5-дневной рабочей неделе, без понижения заработной платы;

за увеличение зарплаты, как минимум до стоимости рабочей силы;

за закрепление улучшения положения рабочих в прогрессивных коллективных договорах.

Добиться всего этого можно только коллективными действиями и забастовками. Для этого нужны сильные рабочие профсоюзы. На волне забастовочной борьбы, рабочие построят свои органы – Советы и установят свою власть.

С другой стороны, выступают фразёры Политштурма. Они защищают позицию работодателей и поэтому:

против сокращения рабочего дня;

против доведения зарплаты до стоимости рабочей силы и выше;

против прогрессивных коллективных договоров;

против Советов и установления Советской власти.

Политштурм предлагает ограничиться «теорией малых дел», мелкими требованиями, низшей формой экономической борьбы. Другими словами, по всем пунктам выступают на стороне класса буржуазии.

Кому быть на стороне буржуазии, а кому быть на стороне пролетариата – выбирать вам, уважаемые читатели!

Примечания

  1. И.В. Сталин «О декабрьской забастовке и декабрьском договоре».
  2. М.В. Попов «Классовая борьба», стр. 50.
  3. М.В. Попов «Классовая борьба», стр.9.
  4. Там же.
  5. Борьба классов. Здесь и сейчас, стр. 305.
  6. http://rpw-mos.ru/zadachi-kollektivnyx-dejstvij/ – Задачи коллективных действий.
  7. К. Маркс, Ф.Энгельс, СС изд. 2, т. 23, стр. 178.
  8. М.В. Попов «Классовая борьба», стр.44.

9. Сколько на самом деле денег в России и куда они уходят – см. статью Галко В.И. «Деньги на развитие России» http://www.rpw.ru/public/Galko2.html.

Сколько прибавочной стоимости извлекают капиталисты – см. статью Кучука В.А. «Оценка степени эксплуатации труда в современной экономике России методом Маркса» http://rpw-mos.ru/ocenka-stepeni-ekspluatacii-truda-v-sovremennoj-ekonomike-rossii-metodom-marksa/

  1. Газета «Народная правда» № 159 «Жизнь улучшаем профсоюзной борьбой».
  2. Там же.
  3. К. Маркс, Ф.Энгельс, Соч. изд. 2, т. 23, стр. 181–183.

Вахитов Р.Ф., г. Оренбург, член Рабочей партии России

 

Рубрики картой
Рубрики новостей