Новосибирское региональное отделение

Призыв в Рабочую
партию России
Товарищи! Для того, чтобы осуществлять дело освобождения производительного труда от эксплуатации и делать это – на научной основе, то есть, на основе марксизма-ленинизма, вступайте в Рабочую партию России! Интернет-обучение в Красном Университете, раздача газет на проходных заводов и уплата взносов (2% от доходов), – будут началом вашей деятельности в Партии.

 


Из устава Рабочей партии России: «Решения руководящих органов считаются принятыми, если рабочие составили большинство голосовавших».

 

Как вступить в Рабочую партию России Программа
Рабочей партии России
Устав
Рабочей партии России

 

Записаться в Красный Университет

ПРОБЛЕМА МИРОВОЗЗРЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МАРКСИЗМЕ


Основная проблема мировоззрения та же, что и основная проблема философии: это проблема истины – есть ли она в мировоззрении и достижима ли она ограниченными средствами человека и общества.

Таково положение истины в мировоззрении потому, что по происхождению современное мировоззрение вторично: оно происходит из философии. В эпоху становления философии (с VII века д.н.э.) философия и была мировоззрением образованных господствующих слоёв рабовладельческого общества. В этой роли мировоззрения философия соперничала с религией в её развитых формах в Древней Греции и в Риме. Симбиоз философии и религии (христианской) в начале нашей эры привёл сначала к синтезу философии и христианства (Стоики, Плотин, Прокл, Августин и др.), а потом и к подчинённому положению философии в мировоззрении феодального европейского общества.

Кризис феодального общества и его мировоззрения в эпоху Возрождения (конец XIV – начало XVII веков) привёл к расколам и раздроблениям религиозного мировоззрения, к ослаблению его давления на духовную жизнь, к освобождению философии и науки от остатков этого давления. Возникли две относительно самостоятельные формы мировоззрения: религиозная и светская (научно-философская) и промежуточные, переходные типы. Причём до ХХ века господствующей была религиозная форма. Но в СССР светское мировоззрение уже господствовало и содействовало тем самым дальнейшей секуляризации западноевропейского сознания. В СССР оно сознательно культивировалось и распространилось в виде совершенно определённой совокупности методологических, естественнонаучных и социальных учений, а именно: марксистско-ленинских. Ход и итоги Второй мировой войны показали: те, кто шёл завоёвывать людей, имевших светское марксистско-ленинское мировоззрение, под лозунгом «Gott mit uns», сурово просчитались: и их вожди, и их учёные и конструкторы, и их солдаты оказались менее подготовленными к современной вооружённой борьбе, чем аналогичные акторы в СССР. Мировоззрение, знания и умения европейских варваров оказались переоценёнными, но недостаточными для борьбы с СССР. Причём, оно и в-себе оказалось недоразвитым: канцлер Бисмарк ещё в XIX веке обосновал бесполезность войны с Россией; следующее поколение не поняло и решило проверить на практике – оказалось, дедушка был прав: не просто бесполезно, а очень даже вредно; но следующее поколение военных аристократов, не прислушавшись ни к голосу разума старца, ни к страшному опыту, опять двинулось воевать на два фронта; результат – ещё более удручающий. Это было бы ещё понятно, если бы единолично действовал полуграмотный ефрейтор Шикльгрубер, но ведь войну готовила аристократическая военная элита Германии. Видимо, у неё тоже накопились проблемы с мировоззрением.

Мировоззрение, собственно говоря, есть единство учений в трёх областях: природоведении, обществознании и методологии. Но более конкретно его определение можно сформулировать так:

«Мировоззрение есть целостная система знаний о природе, обществе и человеке, выведенных из единого методологического основания».

Такая система знаний на основе учений К. Маркса и Ф. Энгельса, развитых В. И. Лениным, и выводилась в рамках Академии наук СССР, Академии общественных наук, Института марксизма-ленинизма и учреждениях системы высшего образования. И научная жизнь протекала спокойно, как будто и не было проблем, угрожавших существованию Советского общества. И только в 1987-1988 годах общественная жизнь вдруг забурлила, а через три года граждане оказались без своего государства, без своих сбережений, без общественных фондов потребления и ещё без очень многого. Обыватели стали искать причину бедствий в Ельцине и Горбачеве, в мавродях и властелинах, в сванидзах и чубайсах. Эти недоучки конечно виноваты, они были проводниками воздействия внешних врагов на наше общество. Но если бы общество было организовано так, как оно действовало перед Великой Отечественной Войной, то никакие орды чубайсов его бы не разрушили. Источники социальной катастрофы были в самом обществе и возникли они не в два и не в три года. Это был длительный процесс перерождения и предательства верхов на мировоззренческом и политическом уровне. Поэтому он был недоступен для восприятия, а тем более для понимания даже развитым умом, не говоря уж об обывательском сознании.

Жизнь в современной России показывает: с одной стороны, дальнейший упадок, деградацию самого мировоззрения у большинства людей в России, – сейчас это будет понятно на примерах –, а с другой стороны происходит обострение интереса к теме «мировоззрение» в общественном сознании в последние месяцы.

Интересуясь этими процессами, я наткнулся на очень интересное противоречие – связанное с тем, что нам, тогда гражданам СССР, собственно говоря, подменили официальную концепцию мировоззрения… Казалось, что в стране коммунистической вроде бы наиболее востребованным и распространенным было коммунистическое, марксистско-ленинское мировоззрение, но теперь, после разрушения СССР, стало ясно, что его подменили на рубеже 1950 – 1960-х годов.

– Противоречие?

– Да, противоречие. Причём, эта подмена состоялась задолго до контрреволюционного политического переворота 1991 года. Теперь, прокручивая назад события разрушения СССР, приходишь к выводу, что идейный переворот состоялся 30 годами раньше контрреволюции, но тогда остался незамеченным ни партийным начальством, ни профессорами и академиками, ни другими товарищами. Это был тихий переворот, понятный лишь узкому кругу специалистов. В том числе потому, что он проводился под прикрытием другого, шумного и крикливого, истеричного переворота: переворота в партийной жизни – резкого осуждения Сталина, его политики, его стиля руководства, даже его личности. Фактически Сталин был запрещён к обсуждению и даже чтению – изъят из библиотек. А позднее попал под подозрение прикормленных идеологов-карьеристов и весь тот исторический период. Но Хрущев с коллегами делал вид, что это не касается Ленина, коммунизма и марксизма. Что-мол, речь идёт только о Сталине, даже и не о Сталине в целом, а только о культе его личности. Хотя возможно, что сами участники этого переворота, по крайней мере большинство из них, этого не понимали. И лишь много позднее стало понятно: дело шло к разрушению социалистического общества и государства в целом, а не только о личности Сталина. Культ первых лиц в любом государстве был, есть и ещё долго будет. И в принципе культ личности Сталина мало чем отличался от культа личности Хрущева, Кеннеди или Путина. Разве лишь социальной базой: Сталина любили массы рабочих и крестьян, рядовая интеллигенция из народа, представители новых возникших отраслей промышленности. Поэтому база была широчайшей и потому признательность людей объёмнее. И была масса экономических, научно-технических, военных и даже спортивных и культурных достижений, за которые народ был ему благодарен. А у Горбачева и Ельцина опорная база: узкий круг разрушителей социалистической экономики, нажившихся на её приватизации и разграблении: ещё и сейчас воруют сотнями миллионов, а некоторые уже и миллиардами. Но резкое снижение жизненного уровня народа и вымирание населения России в мирное время не мешало и не мешает культивировать Ельцина и Путина каждый день по всем каналам радио и телевидения, в газетах и журналах, в книгах и портретах на майках.

Так что критика «культа личности Сталина» была лишь завесой идейного и политического переворота и началом наступления на коммунистическую партию и государство. Особенностью этого наступления было то, что оно осуществлялось теперь не из-вне партии и государства, а самими руководителями партии и государства. Он был осуществлён теми силами, с которыми боролся Сталин на протяжении всей своей деятельности вне и внутри партии. Теперь первое в мире социалистическое государство – результат семидесятилетней борьбы мирового пролетариата – было разрушено. Произошёл гигантский откат общества назад, от которого претерпели не только народы СССР, но и трудящиеся всего мира, все человечество.

Поэтому пришлось заняться темой марксистского мировоззрения вплотную. В результате, работа развернулась в большую статью[1]. Что касается интереса к этой теме у других исследователей и обострение общественного интереса к этой теме, а также недостатки в её осмыслении, то они видны сейчас практически везде. Скажем, вот газета «Завтра», вроде бы действительно, такая патриотическая газета, вроде они хотят быть с народом, значит, просвещают русский народ и другие братские народы в политических и идеологических проблемах. Но у многих из авторов – каша в голове, а сейчас она, эта каша, просто комом растёт, начиная с многих якобы марксистов и кончая всякими либералами. Не хочу кого-то критиковать, чернить и так далее, но, когда бывшие коммунисты поют осанну теперь церкви, попам, Путину, то это вызывает конечно… большие вопросы.

Так, скажем, у Александра Нагорного, – известного весьма компетентного исследователя-политолога, плодовитого автора, заместителя председателя Изборского клуба, – встречаются такие мировоззренческие перлы: «похоже, вновь, уже на другом историческом витке стремительно приближаемся к той точке бифуркации, где внутренние угрозы для системы становятся опаснее внешних». Пойми, кто может.

Что касается бифуркации, – я как грамотный человек, знаю: это термин новой модной философии и науки «синергетики», в которой он обозначает любой конфликт, какую-то революционность или какой-то кризис, или даже саму революцию. А теперь её адепты объясняют, что революция 17-го (1917) года – это бифуркация, что 1991-93 годы – это бифуркация. Теперь вот они нас не то уводят от понимания, не то пугают какой-то новой бифуркацией. Пишут: «мы знаем предыдущую точку бифуркации в конце 80-х – начале 90-х, советский народ не прошёл её, в отличие от китайской народной республики». Поэтому и реакционные перевороты в странах Африки многие называли сначала революциями, пока не устоялось «оранжевая революция», «цветная революция» (т.е. всё-таки не революция. Спиноза научил: «omnis determinatio est negatio». Также, как и в понятии «контрреволюция» содержится термин, имеющий значение положительной противоположности – «революция»).

Вот, оказывается, была какая-то точка бифуркации где-то, и Советский Союз её не прошёл, а Китай прошёл, и вроде всё ясно… Ничего не ясно, это напущенная тень на известный плетень. Из этой, так сказать, синергетики, которая родилась относительно недавно в химии и физике как знание об изучении самоорганизации материи на химическом и физическом уровне, хотят сделать новое учение об обществе и мировоззрение. Они из конкретного термина этой науки пытаются выжать философскую категорию, которая призвана разъяснить сложнейшие социальные процессы. Но на деле она позволяет лишь затемнить простой теоретический вопрос, давно известный вопрос о соотношении социальной революции и контрреволюции.

Это не бифуркация, а контрреволюция у нас произошла, а в Китае она не прошла, хотя готовилась в том же 89-м году. И я думаю, старшие товарищи помнят ситуацию, когда так называемые демократы в Китае (буржуазные, науськанные штатами) вышли на митинг против народной власти. Но наученное горбачёвским опытом китайское руководство послало силы – разогнало этот митинг, и с тех пор буржуазия о нем вспоминает с горечью, а китайский народ развивается бурными темпами под руководством китайской компартии. Вот они отмечают юбилей КНР и вспоминают эту ситуацию, и ставят себе плюс: «мы правильно решили эту проблему». И если бы нашим буржуазным наймитам дали такой урок в 89-м году, то сейчас бы СССР была вторая после Китая держава, а США, без выкачанных их России ресурсов, находилась бы в кризисе. Но у нас верхами уже руководили сами наймиты, предатели коммунизма, – представители буржуазии, заискивавшие перед Америкой, а в голове у них было уже буржуазное мировоззрение, поэтому они поддерживали не народ, а диссидентов. Потому что сами, во главе с Горбачевым и Яковлевым, давно были диссидентами, а с помощью разводимых мелких диссидентов типа Шейниса и Солженицына отвлекали внимание от себя и изображали борьбу с буржуазной идеологией по типу «борьбы нанайских мальчиков». А ведь если бы СССР не разрушили, то Америка не вышла бы из своего кризиса за счёт СССР, и плелась бы в хвосте двух великих красных держав…

Вот о каких материях идёт речь: о серьёзных мировоззренческих проблемах, а нам вроде бы серьёзные люди пытаются морочить голову какой-то бифуркацией. Видимо, у них самих мозги набекрень и в них проходит бифуркация, и нам они хотят набить голову этой мякиной. Но мы теперь уже имеем за плечами большой опыт – нас на такой мякине не проведёшь. Мы понимаем, что даже у товарища Овчинского, – известного автора газеты «Завтра», доктора юридических наук, у которого много толковых статей – с мировоззрением, под воздействием вот этой стихии буржуазного мировоззрения и буржуазной идеологии, тоже не всё в порядке, и даже уже с простыми понятиями не всё в порядке. Например, он говорит: «отсюда следует вывод, что новая мировая война не просто неизбежна, а уже давно началась, и находится на восходящем тренде». Причём – «гибридная война». Каких только сейчас не придумали войн – и информационная, и гибридная, и технологическая, и там ещё какая-то, и идеологическая осталась – десятки уже разных войн. Чуть где какая-то заварушка, сразу: караул, война. Спросить только надо товарищей: «Что такое война»? – Это известно всему миру со времён немецкого автора Клаузевица (с войны 1812 года): «Война – это продолжение политики другими средствами». Какими средствами? – Военными, с помощью оружия! ОРУЖИЯ! Тогда – война. А нет – так и нет.

Война – это борьба с помощью оружия! Оружие, пока вот в таком масштабном виде, как он говорит, не используется, поэтому эта борьба острая, суровая, но это – соперничество технологическое, конкуренция экономическая, борьба идеологическая и политическая. Конечно, бывают военные стычки, конфликты, гражданские войны, но до действительной войны между крупными странами пока ещё дело не дошло. Кстати, и автор в конце закругляется: «Просто начинают говорить на эту тему вслух, когда надо добиться каких-то целей, в данном случае – дополнительные ассигнования Пентагону». Так это давно известно, что Пентагон всегда пугает обывателей какой-нибудь заварушкой или опасностью от России, с тем, чтобы выбить дополнительные ассигнования на военную область в очередном следующем году. Это такая национальная американская игра. Ничего тут особенного или нового нет, это у них нормальная вещь! Кого вы пугаете? Американцев вы не напугаете! Ну, только если своих российских граждан напугаете. Вот вам и весь патриотизм: своих пугать!

Ну и можно много продолжать рассматривать по одной газете недостатков в мировоззрении. Это значит, что у людей с мировоззрением большие проблемы. Но острота в том, что эти проблемы становятся все более и более мелкими. Очень обидно, что размывается мировоззрение у взрослых солидных людей. Если и были какие-то советские остатки, особенно у старшего поколения, то теперь они заменяются не новым мировоззрением, не буржуазным, но качественным, мировоззрением, а сумбуром. И размываться они стали не в 1993 году, не в 1991, и даже не в 1985 году.

Недавно встречались за круглым столом (в интернете есть этот материал) некоторые товарищи левого свойства, и среди них был некто Олег Румянцев. Заместитель председателя конституционной комиссии при Ельцине в 1993 году! Симпатичный молодой человек он тогда был, лет под тридцать, интеллигентный мужчина! Вот они с Ельциным при содействии РАН и лучших юристов РФ подготовили проект конституции, обсудили, приняли в качестве проекта. Было ещё четыре общественных проекта. Ельцин наплевал на все эти проекты, вынул какой-то свой новый шестой (позднее в авторстве признался полуграмотный Шахрай) из рукава и вбросил на референдум с вопросом: «Вы за Конституцию Российской федерации?». И что бабушка на избирательном участке должна была ответить? Что она против Конституции Российской федерации? Бабушка, как и все благонамеренные обыватели всегда за конституцию. Эта явная подтасовка была рассчитана не на дураков, а на обывателей и трусов. Трусы промолчат, а обыватели по привычке проголосуют «за».

Однако некоторые товарищи понимали обман с самого начала и выступили против протаскивания буржуазной конституции! Более того, подготовили свой, рабочий проект Конституции (проект Ю. Слободкина, обсуждённый в газете «Народная правда»). Если бы Румянцев был честный политик, он бы не участвовал в этом грязном преступлении или тогда же выступил бы против такого обмана… Если бы они были честными людьми, они внесли бы на референдум вопрос: «Вы за какой из пяти проектов Конституции?». Причём четыре были опубликованы, немного обсуждены народом, а этот новый не обсуждён, а вынут из заднего кармана Шахрая (шахрай – с украинского: плут, мошенник). Когда люди проголосовали бы большинством за какой-нибудь один, это была бы законная новая Конституция. А Конституция, при которой мы живём, она фактически не принята, она не ставилась на голосование в законном порядке. Это проделка политических наперсточников. Поэтому глава избирательной комиссии на референдуме гр. Рябов в скорости был снят с должности, потом был направлен в Чехословакию послом, потом в Молдавию, потом на пенсию. А бюллетени «нечаянно» сгорели. Они, знаете ли, оказались, из такого вот горючего материала.

Это раз в истории только такое случилось, чтоб общегосударственные бюллетени сгорели.

Ну и какого вы хотите права? Какой вы хотите Конституции? Я уж не говорю о том, как она выполняется. Так она и не может выполняться, поскольку её нет. Так какой же вы хотите законности? Потому что та бумага, на которую ссылаются юристы, она не Конституция по сущности. И это все вопросы серьёзного мировоззренческого свойства! Это вопросы права, справедливости и, в конечном счёте, – развития государства и общества.

И вот сидит этот Олег Румянцев, теперь уже седенький, лысенький, располневшенький. Казалось бы, человек за эти 30 лет социальной катастрофы поумнел, наверное, пришел к каким-то глубоким выводам, всё-таки на собственной шкуре все испытал. И вот, наконец, если и не раскаялся, то всё-таки хочет сказать что-то мудрое и важное. Нет, ничего подобного! Говорит: «Мы хотели демократического правового государства, а они развалили Родину!». Кто они? Ведь это ты с ельцинистами разваливал Родину, ты соучастник преступления! (…! Извините, нет печатных слов). Ты создавал социал-демократическую партию с выдающимися прохвостами Г. Поповым, М. Шатровым, М. Горбачевым, чтобы добить родную коммунистическую. Ты позволил протащить не обсуждённую народом конституционную подделку. Тебе в твоём институте, когда ты учился, объясняли, что социал-демократические партии это проводники буржуазной идеологии в рабочем движении. Ты на научном коммунизме экзамен по этому поводу сдавал и, наверное, получил пятёрку. А теперь эту галиматью несёшь! И уже тебе вот скоро 60, а ты все дурак дураком (прости Господи!).

«Мы хотели демократического правового государства…» – это детский лепет и плагиат у цереушника Яковлева. Правовое государство это масло масляное, объяснённое ещё в XIX веке. Всякое государство – правовое. Государство это и есть само право и источник права, опирающееся на вооружённую силу класса, который заинтересован в этом праве. Оно – источник права, а определяет этот источник класс, который стоит во главе государства и управляет этим государством. И ваша афера с конституцией прекрасный пример того, как буржуазия формирует и протаскивает нужное ей право. А вы делаете вид, что мечтаете о некоем идеальном государстве, в котором все законы чётко и полностью выполняются автоматически. Но это уже не государство, а автомат, в котором законы не нужно исполнять – они сами выполняются. Это уже не государство, а нечто другое. Такого государства не было, нигде нет и никогда не будет. А у вас даже не утопия, а просто глупость несусветная. Вас не то что на трибуну, а в приличное общество пускать нельзя. Впрочем, это в XIX веке про утопии думали как о чем-то положительном, гуманном, по крайней мере в побуждениях. Теперь, когда вагонами создают антиутопии, можно определить и идеологию разрушителей коммунизма в СССР и строителей капитализма в РФ как утопию – это утопический капитализм и либерализм. Капитализм потому и не строится в РФ, что он утопический, т.е. фантастический с самого начала, со времён хрущевского идейного переворота в конце 1950-х годов.

И дело тут не в отдельно взятом тупом бюрократе Румянцеве или Чубайсе с Гайдаром. Это отражение глубокого мировоззренческого кризиса, если такие индивиды стояли у кормила власти и теперь публично изливают свои глупости с экрана на головы наивным людям. Сейчас это стало ясно, а когда я это понял, что нам подменили мировоззрение ещё в начале 1960-х годов, то был шокирован. Проверяется это очень просто, по тогдашним учебникам философии: «А что же в учебниках было»?

Открываем старые учебники, начала 1960-х – «Основы марксизма-ленинизма», они издавались несколько раз, причём и редактор всегда был один и тот же (… тогда он был, правда, ещё членом корреспондентом… ) академик Константин Васильевич Константинов. И читаем, что философия и является марксистским мировоззрением. Ну, я тогда видимо был молодой, в 1968-ом поступил в университет на философский факультет, и тогда этого не замечал, не понимал. Ну, прочитал, проглотил, сдал экзамены, получил пятёрку, пошёл сдавать экзамены дальше.

Тогда как марксизм-ленинизм как идейное течение состоит не только из философии. Он состоит из трёх частей и это было разжёвано и Лениным, и Сталиным, и кем только не разжёвано ещё до войны. Три части марксизма – это: философия, научный коммунизм, политическая экономия. Это три науки, каждая из которых является мировоззренческой. А у академиков вдруг: марксизм, как всестороннее учение, сведён к основе, а основа – к философии. Но при этом философия возведена в мировоззрение, т.е. в более широкое концептуальное образование. Это явное противоречие. Получается, что мировоззрение это философия, а философия – мировоззрение.

Это подмена понятия! Подделка! Вот откуда начались подделки!

И это – разделение мировоззрения на несоединенные части и возведение одной из них в ранг мировоззрения. Эта бестолковщина была бы ещё извинительна под пером какого-то нерадивого доцента. Но этим занимались профессора и академики! А это уже другая проблема и другая статья! Это проблема сознательной подделки, т.е. уголовной статьи! Они вернули форму образования в эпоху рабовладения: да у некоторых древних мыслителей их философские системы были и мировоззрением. Скажем, система Аристотеля была целостным мировоззрением, в котором нашлось место и пониманию божественного. Но с XVII века пути философии, науки и теологии начали расходиться, а в XIX веке разошлись окончательно (что не исключает иных конфигураций этих знаний в сознании отдельных частных лиц).

А в результате подмены получилось: философы одним занимаются, другого не знают и знать не хотят; экономисты другим занимаются, других знать не хотят; научные коммунисты (политологи) – третьим, и тоже ничего другого, кроме политики, не хотят знать. То есть, они все как бы с рассечённым сознанием. И общественное сознание также рассечено. Сознание разделили – и полного целостного марксистского мировоззрения в официальном учебном процессе просто не стало. Оно было отдано на откуп сознательным преподавателям, которые его знают, понимают и хотят преподавать. Но таких к 1980-м годам было уже не так много, как нужно было бы.

В чём тут опасность?

Опасность в том, что всякая общая теория выполняет методологическую функцию по отношению к более частным теориями. То есть, что-то более конкретное мы рассматриваем всегда с точки зрения более общей теории. Отдельную частную теорию мы рассматриваем в свете общей теории. Также и мировоззрение: оно является таким общим учением, таким общим взглядом, который позволяет нам правильно оценивать какие-то более частные вопросы в контексте целого.

В нашей стране борьба мировоззрений и драма распадения и упрощения мировоззрений, привели к ситуации, которую трудно определить.

Недавно Игорь Чубайс (старший брат Чубайса) выступал у Ольги Скабеевой в программе «60 минут». Там зашёл вопрос о репрессиях, и этот Игорь говорит: Гитлер, там у него всего 2 миллиона было расстреляно в концлагерях, а вот у Сталина 55 миллионов было убито.

Вот, что это за феномен? Скажут, это ложь. Нет, это не ложь. Ложь всё-таки стараются как-то правдоподобно преподнести, чтобы другие поверили, а не разоблачили авторов, как лжецов.

Эти миллионы солженицынские, они в общем-то уже давно разоблачены и никаких 60 миллионов солженицынских не было, это уже до большинства граждан дошло. Но до Игоря Чубайса… Игорь Чубайс – доктор философских наук, он почему-то этими фальшивыми данными пользуется, причём публично, по телевизору. Стало быть, это не ложь, по крайней мере не просто ложь.

Что это ещё может быть? Заблуждение? Да нет, не заблуждение. Доктор наук, вряд ли он заблуждается. Это уже или привычка, или сознательное программирование редких простаков. Эта цифра, она уже вложена… вложилась в мировоззрение и чубайсов и простодушных людей так, что они её просто автоматически повторяют, и она автоматически проходит в сознание простаков. Уже не задумываются на эту тему, а просто тиражируют и всё. Это нам тиражировали в молодости разрушители КПСС и СССР. Это меня просветили в университете. Мне разъяснили на занятиях по истории КПСС, что в СССР было расстреляно чуть ли не 10 миллионов человек.

Тоже мы были в шоке. Начал тогда исследовать, вскоре понял, что это враньё, чушь. Или там вещали, что Сталин организовал убийство Кирова, тоже я специально тогда изучал этот вопрос. Да, и недавно посмотрел фильм 1938 года «Великий гражданин», показали тут по телевизору, как раз сюжет взят из истории убийства Кирова. То есть, тогда был создан фильм специально, чтобы показать, и насторожить людей, как действовали враги против советской власти. И этот фильм нам никогда не показывали идеологи хрущевщины. Вот наговоры нам сливали, грязь сливали на Сталина, это и в 60-е, и в 70-е, и в 80-е годы. А правдивых вещей, как оказалось, мало показывали. Хотя они создавались сознательными советскими писателями, поэтами, композиторами, художниками, учёными.

Вот группа товарищей: философы-академики – авторы учебника, они устроили из философии=мировоззрения хорошую корпоративную кормушку, они там устроились во всем идеологическом комплексе и устроили себе уютные гнёздышки: кафедры философии, академия общественных наук (там – философия отдельное направление), диссертационные советы по философии, массу… массу привилегий. Начали издавать учебники, писать книги, купались как сыры в масле.

А дело преподавания марксизма как целостного мировоззрения они задвинули на задний план. Интересно, что в шестидесятом же году, видимо по какой-то прежней инерции, им было дано задание, по которому они выпустили книгу «Мировоззрение марксизма». Но! На что я обратил внимание (так бы не обратил): авторство принадлежит там какому-то Михайлову, какому-то неизвестному доценту Михайлову.

Тогда как! В редакционном совете числится Отто Вильгельмович Куусинен, известный всем деятель Коминтерна, выдающийся деятель КПСС, с ним академики: Арбатов, Богомолов, Францев, в общем там десяток академиков в редакции и почти все академики-философы участвовали в рецензировании этой книги, в обсуждениях, то есть дали добро на публикацию первого целостно изложенного учебника по марксистскому мировоззрению. И самый перл, который меня удивил, там оказался и молодой тогда доцент Бурлацкий. В последние годы его жизни, уже при Ельцине, он был главным редактором «Литературной газеты», из которой его выперли сами сотрудники газеты.

Да, сегодня уже не помнят Бурлацкого. Кто такой Бурлацкий? Бурлацкий тогда только что приехал из Украины, закончил аспирантуру Института права и искал работу. И тут его статья о необходимости развития демократии попалась на глаза Куусинену. Он нашёл Бурлацкого и предложил: а вот вы не могли бы углубить эту статью, что государство диктатуры пролетариата всё-таки уже сделало своё дело, и не пора ли перейти к общенародному государству, о котором вы говорите… А он-то просто перевёл греческое слово «демократия» на русский язык: демократия – это власть народа или народное государство.

Так среди этих академиков оказался Бурлацкий как ответственный автор раздела о демократии. До этого я долго обсуждал, в некоторых статьях даже задавал вопрос: кто сделал это «выдающееся» открытие об общенародном государстве? Общенародное государство – это же изменена концепции партии. Признанные мировые гении Маркс, Ленин Энгельс, Сталин учили нас во многих трудах, что главное в марксизме – это диктатура пролетариата, государство диктатуры пролетариата. А тут какой-то неизвестный аспирант говорит, что она устарела и теперь нужно общенародное государство. Что это? Какое-то гигантское открытие, значит? Тогда где аплодисменты, где награды, где звезды героя социалистического труда? Но в авторстве тогда никто не признался. Автор остался неизвестным. Тем не менее, эта чушь сразу же вошла в Программу КПСС.

А тут недавно, наткнувшись на биографию этого Бурлацкого, я нахожу ответ на долго мучивший меня вопрос: этот гений – Бурлацкий. Почему же его не вознесли в первооткрыватели, не превозносили как гения и творца теории на уровне Карла Маркса? Всё просто: это была сознательная подделка и её творцы понимали это. И ещё это значит, Куусинен использовал этого Бурлацкого втёмную. Поэтому, ещё не закончилась работа над сборником, как его уже выперли из тёплой компании академиков, как отработанный материал. Мавр сделал своё грязное дело, надо было от него избавиться. И вот, закончил он тем, что избавились от него и в Литературке в конце концов, а он, бедный, жаловался, не понимал: почему? Человек такое открытие сделал и в своих мемуарах пишет: «правда я вот горжусь тем, что отменил в программе партии диктатуру пролетариата». Думаю, да, негодяй ты, негодяй, холуй ты холуй. Это тогда бы нам знать, тогда бы ты рассказал про свой подвиг…

И это их произведение о мировоззрении («великое») куда-то ушло, рассосалось и больше про него не вспоминали.

А осталось нам не мировоззрение марксизма, а философия марксизма под названием «диамат», которая «является мировоззрением», которая выделила из марксизма одну часть и давала нам одностороннее «мировоззрение марксизма». А в этой философии подделка под марксистское учение о государстве в качестве «общенародного государства», какового в природе не было, нет и не будет, поскольку таковое невозможно в принципе. Плюс, если кто грамотный человек и вчитывался в произведения основоположников, то Энгельс в работе «Людвиг Фейербах и конец немецкой классической философии» пишет: философией Гегеля заканчивается история философии, от неё остаётся только метод – формальная логика и диалектика. Остальное содержание знания уходит в положительную науку.

Но, как последний гвоздь, в крышку гроба «официального марксистского мировоззрения» был забит закон об отмене преподавания логики в старших классах средней школы в середине 1950-х годов. А, следовательно, вскоре стали возможны такие сумбурные «мысли» как: «Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме» (1961). Это элементарное нарушение логики, поскольку советские люди уже в то время жили при коммунизме, правда, в его первой стадии. Это был всемирный позор! Но хрущевские предатели делали вид, что вот только через 20 лет будет коммунизм, а пока, дескать, коммунизма нет, но все и так хорошо, у власти «наши» люди, внутри государства делать ничего не надо, а на международной арене – мирное сосуществование. И «мы» изо всех сил «боремся с проклятой антинаучной идеологией». Тишь-гладь и божья благодать.

И действительно, скажем, прошло уже так много времени, двести лет после опубликования «Науки Логики» Гегеля, и никаких философских систем такого уровня не появилось, потому что философия, как систематическое знание в виде мировоззрения, закончилась. Знание стало слишком огромным, чтобы даже такие гении, как Гегель, могли его обобщить и представить в целостной системе мировоззрения.[2]

Поэтому было сделано величайшее открытие и констатация, что такая индивидуальная философия закончилась, остался метод от философии, методология. А главное содержание мировоззрения – это, конечно, положительные науки, в том числе общественные: материалистическое понимание истории или социология, или политика в смысле политология ( в СССР это называлось «научный коммунизм»), или ещё какое-то наименование конкретных наук.

Вот, стало быть, о чём могла идти речь. И многим это было понятно, и это была истина, и страна наша бурно и достаточно быстро развивалась, несмотря на то, что у неё было много врагов и лишних расходов.

Что же касается структуры мировоззрения…

С тех пор эта философия практически без изменений дожила до 1993-го, и если сейчас взять новые учебники, они фактически копируют старые. Цитаты убрали старые, некоторые темы и какие-то такие глупости откровенные или опечатки, или что-нибудь в этом духе, выбросили, а в принципе продают, в основном, ту же самую галиматью. Не хотят изучать Гегеля, не хотят изучать диалектику, как им завещали Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин, а изучают вот эту вот чушь Константиновско-диаматовскую отсебятину в новой обёртке.

Что же касается самого мировоззрения, то Маркс и Энгельс сделали переворот не только в отдельно взятой науке – политической экономии, а во всем социальном учении, во всем обществознании, т.е. в важнейшей части мировоззрения. В чём состоял переворот? Маркс и Энгельс соединили материализм с диалектическим методом познания по отношению к исследованиям природы и распространили этот синтез на исследование общества. Используя диалектико-материалистический метод, они поставили учение об обществе на материалистическую основу, на материалистическое понимание истории, на познание законов экономического развития общества, законов классовой борьбы, стратегии и тактики борьбы рабочего класса за свои и общественные интересы.

Поэтому этот переворот в социальной науке стал переворотом и в мировоззрении.

Материалистическое мировоззрение имело давние традиции, хотя с античных времён развивалось очень медленно. А наука естественная подвигала деятелей науки к стихийно материалистическому мировоззрению, но ей не хватало диалектического метода. До середины XIX века в качестве основного сохранялся метафизический метод. А социальные науки находились в глубоком кризисе и значительно отставали от естествознания, пытаясь некритически перенять его методы и погружаясь в обывательский позитивизм.

И только Маркс с Энгельсом поняли, что историю тоже движут законы и это законы материального мира. Поэтому она такая же наука, как и все прочие, хотя законы общественного развития проявляются иначе, чем законы естествоведения.

С изменением важнейшей части мировоззрения – обществознания – изменилось и всё содержание мировоззрения.

Но сохранилась его структура.

Основание любого мировоззрения, хоть религиозного, хоть материалистического, хоть там китайского или русского, оно находится в чувственном восприятии и формирует опытное знание, являющееся предметом теоретического (научного) осмысления. Оно находится в практической связи индивидуального сознания с окружающим миром, с природой, с другими людьми и общественной жизнью.

Человек: и современный ребёнок, и древний человек начинают познавать мир чувственным образом. Но познавать можно по-разному. Познание осуществляется тогда, когда деятельность познания приобретает внешнее выражение… выражается, осознаётся и выражается, либо в художественной (образной), либо в понятийной (лексической) форме.

Как и ребёнок: вот он рисует или складывает картинки, или пазлы, или кубики, или ещё что-нибудь; когда он составляет вот эти образы у него структурируется мышление, он понимает как взаимодействуют части предметов. Также и древние люди, они на скалах рисовали бизонов, волков, львов, раненых бизонов, вооружённых охотников. То есть, пытались понять и выразить во-вне: как это всё делается. И там, в этих наскальных рисунках, есть действительно очень неожиданные ракурсы. И чем ребёнок развитее вот в этой сфере искусства, или чем он морально тоньше воспитан, чем больше его научили уважать старших, опрятно одеваться, аккуратно вести свои дела, тем прочнее у него вырабатываются основы и дальнейшего познания, и правильного познания мира. Наибольшую часть наших знаний мы получаем посредством глаз, а зрительное восприятие и понимание более развито.

Но особое значение имеет музыка, в том числе музыка слова, музыка поэтического слова. Музыкальное – оно меньше воздействует, но оно имеет более глубокое эмоциональное воздействие на человека. Когда человек привыкает с детства слушать хорошую (как правило, классическую) музыку, а тем более любить хорошую классическую музыку, он волей-неволей приобщается к такой культурной эмоциональной стихии, которая влечёт его к культуре. Например, когда где-нибудь на концертах мы сталкиваемся с какой-то замечательной музыкой, она производит иногда очень сильное, ошеломляющее действие. Вот недавно 23 февраля хор Александрова (военный!) исполнил «Аве марию». Вроде бы, немецкое произведение, старое, на религиозную тему, протестантское, поют военные. Но музыка настолько совершенна и существенна, что производит даже на пожилых российских людей сильное эмоциональное впечатление.

Поэтому эта сфера, на самом деле, очень важна, но как-то занимаются ею мало. В советское время больше занимались, там было много поборников приобщения народа, детей особенно, к музыке. Одни только уроки Дм. Кобалевского по радио чего стоили!

В школе начинается переход к понятийному познанию, к понятиям. И вот, до 1959 года в нашей стране логика формальная преподавалась в школе. Учебник логики был значительно лучше, чем те, которыми пользуются сегодня в вузах. А сейчас и во многих вузах перестали преподавать логику.

И в этом тоже источник кризиса современного мировоззрения. То есть, взрослые люди не понимают, с чем они имеют дело в своей голове, т.е. в себе самих. Поэтому и с языком проблемы, и в делах мало порядка. Поэтому даже, например, юрист, доктор философских наук, такие совершает непростительные логические и мировоззренческие ошибки. Я уверен, что он знает, что война это продолжение политики другими средствами, вооружёнными. Это определение вспоминают всегда военные. Значит, здесь мы пользуемся понятием, суждением, умозаключением.

Суждение это такое высказывание, которое может быть либо истинным, либо ложным. И здесь уже человек сталкивается с истиной. И проблема как для мировоззрения, так и для философии в действительности одна и та же: это проблема истины. Многие знают определение истины. Но дело в том, что одного определения мало для понимания истины и её роли в познании и в жизни. Мало знать, что такое истина. Почему? Потому что Гегель же говорит: истина существует только как истинная система. То есть, если вы знаете только одно определение понятия (войны, или революции, или истины, или чего-то другого) – то это хорошо, но этого мало. Это только начало истины. Нужна ещё система знаний по данному вопросу. И не просто система, а теоретическая система, теория. А теория это развёрнутое понятие, стало быть, понятие – это свёрнутая теория.

А если вы понятием пользуетесь всерьёз, в системе, то вы опираетесь на всю теорию. Поэтому система – это по крайней мере теоретическая система. Поэтому дальше и следует развёрнутое понятие. И эта теория, пока она не проверена практикой, считается гипотезой. Как только она проверена на практике, то есть, доказана ещё и её практическая истинность, она становится теорией. Вот мы имеем теорию. И для науки, если кто-то создал новую теорию, ну это всё! Это открытие, звание, карьера, академик там, и так далее. Но и этого мало. Почему? Потому что в одной науке может быть, да и есть, как правило, несколько теорий. Поэтому существует необходимая следующая ступень познания – наука. И так начинает формироваться система естествоведения как теоретическое основание мировоззрения. Система мировоззрения – это система систем, в основании которой лежит естественнонаучная картина мира – учение о природе: начиная от механики и химии, и кончая ботаникой и зоологией. Оно изучается весьма подробно в школе и специальные разделы в специализированных вузах.

Также обстоит дело и с науками об обществе. Если человек хочет всерьёз в чем-то разбираться, он должен добраться до фундаментальной науки, то есть знать все главные теории этой науки. Скажем, если вы хотите разбираться в экономике, то вот вам «Капитал» и смотрите, какие новации после «Капитала» ещё есть. Когда вы это все изучите, тогда вы будете разбираться в современной экономике. И будете экономистом серьёзным, в глубоком смысле слова. Если этого нет – изучайте дальше. Но экономика опосредствована правом и политикой. Так что для постижения всего общества в учение о нем нужно включить и эти науки. А кроме того, существует много специальных наук и научных дисциплин, изучающих различные аспекты жизни общества, общественных групп, социальных институтов, самого человека и плодов его творчества. При изучении этих знаний получится более или менее стройное и цельное учение об обществе – обществознание как важная составная часть мировоззрения.

И на этом собственно научная часть заканчивается. То есть мы познали два важнейших учения или картины мира и общества. Но над ними теперь стоит методология – способ познания и выражения знания в наиболее общих понятиях, в категориях наших знаний о природе и обществе. Или можно сказать, что это идейный корень, идейное основание мировоззрения. Мировоззрение и источник (корень) познания, и (главное) средство в процессе познания. А на первых порах и главная цель познания. Почему? Потому что истина (как конечная цель познания) не дана непосредственно. Непосредственным в познании может быть лишь начальный момент чувственного опыта. Поэтому для процесса познания необходимо средство познания – метод. Поэтому мировоззрение можно рассматривать и снизу вверх, как это только что проделано, и сверху вниз: с высоты развитого на основе конкретно-научных познаний всей картины мироздания, всего гармоничного космоса с его звёздными мирами, земной природой, с человеческим родом и человеком.

О необходимости метода знал ещё Сократ и его ученик Платон. Аристотель уже заложил основы методологии в так называемом «Органоне» – в корпусе логических сочинений. Но осознанно поставили проблему метода только Декарт и Бэкон в XVII веке. А подняться над господствовавшей в то время метафизической методологией они не смогли. Поэтому долгое время философия разрабатывала методологию в метафизическом виде. Что такое метафизика и метафизический метод? Это способ возведения предмета в мысль, в понятие. То есть, скажем, война. Что такое война? Война это продолжение политики иными средствами… Это та же политика, но использующая оружие. Это вооружённая борьба. Всё. Не надо тут ничего выяснять, комментировать, это ясно из определения. Так и говорят: «это так по определению», то есть само собой ясно. Как говорит Гегель: понятно то, что выражено в понятиях. Или: революция это переход от одного строя государства – экономического и политического, – к другому. Где-нибудь в Ливии, Египте, на Украине – совершён переход в другому экономическому и политическому строю? Нет. Строй тот же самый. Сменилась только правящая группировка буржуазии. То есть одна ещё более реакционная сила, устранила другую. В Украине та, первая – тоже реакционная сила, она сменила прогрессивную коммунистическую формацию. Её устранили, этих устранят позднее: устранителей устраняют. И так эта чехарда будет продолжаться, пока рабочий класс не сорганизуется и не выступит на путь прогресса: не устранит устранителей.

Потому что эти партии ведут не самостоятельную политику, а с помощью них против России ведут политику империалисты Соединённых Штатов Америки. Но всё-таки, не сами они ведут. Поэтому нет войны между США и Россией, как нет войны между Россией и Украиной, а есть подзуживание украинских реакционеров к такой войне. Штатам даже война не нужна, им важно чтобы огонь тлел, и чтобы Россия отвлекала ресурсы, внимание на это тление. Больше им ничего не надо. Да под этот шумок потихонечку грабить разорённую Украину. И её, конечно, грабят, вплоть до того, что скупают её земли и вывозят чернозём. Вот что значит оставаться в тенетах метафизического метода.

Ну и диалектический. Он исподволь развивался: скажем, Платон, Аристотель…. Они использовали диалектические моменты понятия, категории. Но развитую форму придал диалектике только Гегель в 1812-16 м годах[3].

Так что – мировоззрение образно можно представить в виде пирамиды с широким основанием чувственного опыта. Над ним возвышаются естествоведческие и общественные (включая гуманитарные) науки. А завершает пирамиду знаний методология.

Можно сказать, и мы сказали выше, что основой пирамиды знаний является широкое поле опыта и чувственного знания (знание-то понятийное, но его предметами являются материальные предметы, данные в чувственном познании или в эксперименте). Но можно сказать и противоположным образом: основой пирамиды знаний является узкая площадка методологии, поскольку без методологии никакое современное теоретическое познание невозможно. Оно всё опосредствовано методологией. Когда человек до неё доходит, до этой площадки, он начинает смотреть вниз, тогда он сможет в полной мере усваивать всё остальное положительное содержание. В том числе – общественные науки, естественные науки, которые являются основным содержанием мировоззрения.

Методы, методология – это подготовка к действительному освоению современной естественнонаучной картины мира (природоведение) и социальной картины мира (обществознание). Марксизм больше всего занимался этим. Естественными науками в контексте целостного мировоззрения, к сожалению, классики мало занимались. Энгельс не закончил «Диалектику природы», довести её до публикации не успел. Только в 1925 году в СССР была опубликована его «Диалектика природы». Но и то она не носит вполне систематического характера, поэтому эта задача в марксизме осталась. В советское время много занимались «философскими вопросами естествознания», но целостного общего учения о природе так и не создали. В последние десятилетия многое сделано в контексте учебной дисциплины «Концепции современного естествознания». Но целостности как не было, так и нет. Поэтому стоит задача: создать современное целостное учение о природе. А когда оно будет создано, тогда будет решаться и задача целостного изложения мировоззрения марксизма.

Эти задачи стоят. Хотя изучать марксистское мировоззрение мы можем и сейчас: по тем классическим литературным источникам, которых у нас достаточно много и по работам современных марксистских учёных. У нас богатое наследие: и работы классиков марксизма-ленинизма, и труды советских философов и учёных, и труды зарубежных учёных. Так что дело за упорством молодых научных сил в достижении все более конкретной истины.

А. С. Казеннов, доктор философских наук, профессор,

член Рабочей партии России,

преподаватель Красного университета,

научный консультант Российского комитета рабочих

  1. Казеннов А. С. Марксизм как современное научное мировоззрение//Марксизм в борьбе за социальный прогресс. – Материалы научно-практической конференции, посвящённой 200-летию со дня рождения Карла Маркса. СПб.:2018
  2. Впрочем, претенденты на такую роль есть. Например: Виктор Ефимов. ГЛОБАЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ И ЧЕЛОВЕК. Как выйти из матрицы. СПб, 2019. Но об этом поговорим в другой раз.
  3. См. Казеннов А.С. Диалектика как высший метод познания. СПб., 2011

Рубрики картой
Рубрики новостей